Блоги

Родом из Швейцарии...

(5 голосов)

Наш музей А. Цветаевой тщательно изучает годы, проведённые Анастасией Ивановной в нашем городе, окружение писательницы. Составляется список людей, с кем общалась в это время А.И. Цветаева. Недавно этот список пополнила ещё одна фамилия: Рудольф Фольмер -  неординарный человек с необычной судьбой,  оставивший большой след в истории Павлодара.

                                          Забытое имя

   Это исследование началось издалека. В нашем городе живёт Раиса Муратовна Ганиева, которая многие годы возглавляла  павлодарское отделение Фонда культуры и сделала в этом направлении немало значительных дел. Сейчас Р.М. Ганиева на пенсии. А наш председатель Славянского центра Татьяна Ивановна Кузина, как известно, опекает многих замечательных людей, бывает у них в гостях. И  вот в один из её приездов Раиса Муратовна вспомнила о начале своей трудовой деятельности. А начинала она работать агрономом в павлодарском Горзеленстрое. Выдающимся озеленителем Павлодара Р. Ганиева назвала Рудольфа Рудольфовича Фольмера. А ещё сказала о том, что часто в 60-е годы к Р.Р. Фольмеру заходила в гости известная писательница Анастасия Ивановна Цветаева, которая в те годы жила в Павлодаре. Они подолгу беседовали…     Конечно, Т.И. Кузина незамедлительно сообщила об этом интересном факте цветаеведам. Новое для нас имя в окружении А.И. Цветаевой вызвало большой интерес. Музейщики озадачились – кто он, Р. Фольмер? Поиски в справочниках и энциклопедиях результата не дали. И тогда мы  обратились к нашим известным архивистам Вере Дмитриевне Болтиной и Людмиле Васильевне Шевелёвой с просьбой прояснить эту ситуацию. К счастью, в областном архиве нашлось несколько материалов об этом человеке. Главное – это отзывы людей, которые работали с Р.Р. Фольмером.

   Вот воспоминания Петра Владимировича Симоненко, бывшего главного бухгалтера Горкомхоза: «Фольмера знал я очень хорошо. Ему принадлежит вся инициатива по озеленению Павлодара. Первые посадки деревьев были произведены у здания Горкомхоза (угол ул. Фрунзе – угол ул. Кирова). Фольмер сам копал ямки, привёз из поймы деревца и посадил их. В Горкомхозе была лошадь. В телеге в бочке возили воду из Иртыша, поливали посадки. Никто не верил, что они выдержат, вынесут местные суховеи и пыльные бури. Но деревца перенесли все невзгоды и выжили. Тогда стали засаживать улицы Фрунзе, Бебеля и другие.

   Фольмер был принят в Горкомхоз разнорабочим. Он и предложил заняться озеленением города. Он говорил: «Пока не будет зелени, мы будем задыхаться в пыли». Ему не верили, возражали, но решили попробовать, хоть и очень трудно было с поливом, и попытка увенчалась успехом. А когда люди поверили в успех, то они так же настойчиво, как возражали, стали помогать ему. Фольмер засадил парк возле горисполкома. Сколько раз его рубили, и снова Фольмер садил. Я тоже принимал активное участие в озеленении: и ямки копал, и деревья садил…»

   Из воспоминаний Ольги Харитоновны Шах: «Р.Р. Фольмер приехал в Павлодар в 1938 году. Работал в Горкомхозе рабочим, а потом озеленителем. А познакомилась я с ним в годы войны, когда он брал воду из больницы и поливал молодые деревца в Ленпарке. Воды не хватало, и он поливал по ночам. Жил сначала у Лунина В., а потом в Горсаде. Посадил много деревьев в Ленпарке, берёзовая аллея – его. Затем благоустраивал Горсад.  Получил домик по ул. Фрунзе, там построили теплицу. В её строительстве участвовал Фольмер, сам следил за строительством.

   Я часто помогала Фольмеру в его работе в теплице, а когда он уезжал в командировки за семенами или рассадой, я оставалась за него. Рассаду цветов он привозил из Подлипок и Мытищ (Подмосковье – авт). Он привёз в Павлодар гладиолусы, флоксы, американские сорта астр.

   Высадил много деревьев по улицам. Заложил первые цветники. По характеру был очень добрый и очень любил природу. Сильно переживал, если посадки ломали. Он посадил 200 штук тополей по ул.25 Октября… Посадил возле обкома партии голубые ели. Когда одну ель срубили, его парализовало…

   Я очень хорошо относилась к Фольмеру и когда получила квартиру, то одну комнату отдала ему. Там он и жил до конца своих дней.

   В 60-х Фольмер ездил в Москву на съезд Коминтерна».

   Этот момент необходимо уточнить. Дело в том, что Коминтерн (Коммунистический интернационал – организация, объединявшая компартии разных стран, созданная в 1919 году) был распущен в 1943 году, то есть его съезда в 60-е годы быть не могло. Но в марте 1969 года в Москве прошло большое мероприятие, посвящённое 50-летию этой международной коммунистической организации. Называлось оно «научной сессией» и проходило в Колонном зале Дома союзов. На него были приглашены, кроме партийных деятелей страны и представителей зарубежных компартий, и ветераны международного революционного движения, принимавшие в своё время участие в работе Коминтерна. Скорее всего, на эту встречу и ездил Р.Р. Фольмер.  

Р.Р. Фольмер. Фото из архива.                               

                                        Идеалисты из Швейцарии

   Какое же отношение имел Рудольф Рудольфович Фольмер к деятельности Коминтерна? Проясняет этот вопрос архивная справка филиала Госархива Куйбышевской области в г. Сызрани от 29 февраля 1984 г., предоставленная Павлодарскому архиву. В ней подтверждается членство Р.Р. Фольмера в сельскохозяйственном товариществе швейцарских иммигрантов «Согласие» в 1924-1926 годах. «Группа из шести семей швейцарских иммигрантов, - говорится в справке, - прибыла в село Тепловка в июне 1924 года. 6 ноября 1924 года Фольмер Рудольф Рудольфович, как уполномоченный группы «Согласие», заключил договор на срочное пользование государственным земельным имуществом, принял во временное пользование земли и имущество Тепловского совхоза, находящегося в с. Тепловка, Головинской волости, Сызранского уезда, Ульяновской губернии. В 1925 году Фольмер подписывался как председатель с/х товарищества «Согласие». Общим собранием с/х товарищества «Согласие» постановлено к 1 марта 1926 г. товарищество ликвидировать. При ликвидации Фольмер подписывался как секретарь. Сведений о дальнейшей судьбе швейцарских иммигрантов в архиве нет».

   Эта страница биографии нашего героя очень интересна. Организатором швейцарских коммун в СССР был деятель международного рабочего движения, один из создателей Коммунистической партии Швейцарии Фридрих (Фриц) Платтен, друг В.И. Ленина. Ещё в двадцатые годы Платтен сообщил Владимиру Ильичу о стремлении многих швейцарских инженеров, техников, квалифицированных рабочих переселиться в Россию. Поразительно, насколько сильна была коммунистическая идея! Ехать в голодную, нищую Россию из вполне благополучной Швейцарии, вместе с семьями, вложив немалые деньги в создаваемые общие хозяйства… Одна из исследователей истории швейцарских коммун в России Мария Качалина назвала свой очерк о них  «Идеалисты» (его можно прочесть на российском литературном портале Проза.ру).  Они, действительно, и были таковыми. Намерением иммигрантов было продемонстрировать перед русскими крестьянами  преимущества организации труда и быта в форме коммуны.

   Осенью 1923 года первая группа переселенцев из 20 человек (многие с женами, а некоторые и с детьми) во главе с самим Платтеном обосновалась в имении Новая Лава (Сызранский уезд Симбирской губернии) и образовала коммуну под названием "Солидарность". Рудольф Фольмер входил во вторую группу, коммуну назвали «Согласие». Как мы видим из архивной справки, он и возглавил её.  

   «Обе коммуны - новолавинская "Солидарность" и тепловская "Согласие" - поддерживали тесный контакт. Они делились семенами и инвентарем. Один трактор обрабатывал их поля. В числе членов сельскохозяйственной коммуны "Согласие" были: Рудольф Фольмер из Шаффхаузена, Карл Фогель, портной из Цюриха, Якоб Фишер - рабочий, родился в Штеттине и другие» - пишет М. Качалова.

   Отсюда стало известно место рождения нашего героя – Шаффхаузен. Это  небольшой немецкоязычный город, расположенный в самой северной точке страны,  в верхнем течении Рейна, между озером Констанс и Чёрным лесом. Во всём мире Шаффхаузен известен благодаря живописному Рейнскому водопаду. Его также знают как город Швейцарии, в котором работает фабрика «IWC Schaffhausen», выпускающая элитные швейцарские часы.

   Наверняка при многочисленных встречах с Анастасией Цветаевой, которая в совершенстве знала немецкий язык (а в детстве они с Мариной учились в немецком пансионе во Фрайбурге), не раз заходила речь и об этом родном городе Рудольфа Рудольфовича… Кроме того, Шаффхаузен очень зелёный город, и, может быть, пейзажи далёкой родной страны стояли перед глазами Фольмера в его трудах озеленить пыльный степной Павлодар…

   Но вернёмся к коммунам. В книге Барбары Шнайдер «Швейцарские переселенцы в Советском Союзе. Из жизни швейцарских коммунаров в революционной России» (1985) описываются все трудности и лишения, с которыми столкнулись «идеалисты»… Автор пишет о том, что в 1927 году обе коммуны переместились в Подмосковье, «где в селе Васькино возникло образцовое коллективное хозяйство, действовавшее по уставу сельскохозяйственной артели. Опыт работы швейцарских переселенцев вместе с привлеченными ими в хозяйство "Васькино" местными крестьянами оказался более удачным, чем опыт товарищества "Солидарность"; через восемь месяцев оно стало рентабельным. Иностранные трудящиеся оказывали помощь Стране Советов не только в организации сельскохозяйственного производства. Большой их заслугой явилось создание в с. Васькино интернационального детского дома».

                                          Он верил – саду цвесть!

   Итак, в 1927 году Фольмер оказался в Подмосковье. Что было в эти 11 лет, после чего швейцарец приехал в Павлодар, неизвестно. Может быть, до 1938 года он спокойно работал в селе Васькино. Или был репрессирован, освобождён, а потом оказался в нашем городе? Или отправлен сюда в ссылку? Вероятнее всего, скрываясь от репрессий, которым неизбежно подвергались в те годы все находившиеся в СССР иностранцы, Фольмер сам уехал подальше от столицы.

   Дело в том, что уже упоминавшийся Фриц Платтен, организатор швейцарских коммун и видный деятель Коминтерна, был арестован 12 марта 1938 года по подозрению в шпионаже «в пользу одного из иностранных государств». Следствием было установлено, что шпионской деятельностью он не занимался (отметим, что это удивительное по тем временам решение), и Платтен  был приговорён к 4 годам лагерей без поражения в правах «за незаконное хранение оружия» (Платтен хранил карманный маузер, на который у его не было разрешения). Но малый срок не спас его жизни, Ф. Платтен погиб в лагере 22 апреля 1942 года, в день рождения Ленина, при невыясненных обстоятельствах.

     Видимо, после ареста своего руководителя Р.Р. Фольмер и приехал в Казахстан. Как бы то ни было, то, что он оказался в Павлодаре, стало для нашего города счастливым случаем.

   Вот ещё фрагменты воспоминаний о Рудольфе Рудольфовиче. Инна Васильевна Белова пишет: « Я приехала в Павлодар в 1954 году. Работала вместе с Фольмером в Дорожном зелёном хозяйстве. Фольмер был первым озеленителем нашего города. В 1954 году была построена теплица в 100 кв.метров. В ней в основном выращивали рассаду овощей для населения и цветов для озеленения улиц города. Выращивали и цветы на срез, но они в то время спросом не пользовались. Мало кто приходил за букетами.

   Первые цветы на улицах нашего города начали выращивать в 50-х годах при непосредственном участии Фольмера. Приживались они в городе очень трудно. У кинотеатра «Ударник» заложили клумбы, засадили цветами, а наутро их вытоптали. Рудольф Рудольфович очень переживал за такое отношение к цветам. В 1956-58 годах было заложено очень много газонов и цветников на улицах. Цветы высаживали сплошной полосой, отгораживая дорогу от тротуара. Приучали людей к культуре, чтобы не срывали цветы, не топтали газоны. Дежурил зелёный патруль со станции юннатов. Семена и рассаду цветов раздавали всем желающим горожанам».

   Воспоминания цветовода Киры Фёдоровны Никифоровой: «С Фольмером я была знакома. Сначала он жил в Горсаде в низкой лачуге, потом перешёл жить в дом Горзеленстроя. Я часто к нему заходила. У него было много цветов, но мне особенно нравилась его виола. Он дал мне её. Первое время, когда построили теплицу, в ней выращивали рассаду капусты, помидоров. Теплицей заведовал Фольмер. Он мечтал о цветах. Он мне говорил: «Ты везде бываешь (я бывала и в горисполкоме, и в обществе охраны природы), помоги, чтобы в теплице мы могли выращивать цветы». И в дальнейшем его мечта осуществилась».

   Александра Павловна Сомова работала в 60-х годах руководителем кружка цветоводства на станции юннатов. Она вспоминала: «Фольмера мы знали и очень его любили. Он часто приходил к ребятам на занятия, делился цветами, семенами и рассадой, давал ценные советы по выращиванию цветов. Он очень любил природу, цветы. Очень много сделал для озеленения города. И сильно переживал, если ломали деревья, срывали цветы и вытаптывали газоны… Это был очень добрый, весёлый и подвижный человек».

   Нина Ивановна Киселёва, работавшая заведующей оранжереей общества охраны природы, оставила такой отзыв: «Фольмера лично я не знала, но точно знаю, что первую теплицу в городе построил Фольмер. В 1950-1960 гг. в городе цветов практически не было. Фольмер, а затем Панов и Кригер практически озеленили город…»

Таким был Павлодар сто лет назад:

Фото Дм. Багаева.

А такой он сейчас: город-сад!

     Вот с каким удивительным человеком общалась Анастасия Ивановна! Огромное спасибо Раисе Муратовне Ганиевой, Татьяне Ивановне Кузиной, Вере Дмитриевне Болтиной и Людмиле Васильевне Шевелёвой, которые помогли нам выяснить ещё одну страничку не только в биографии А.И. Цветаевой, но и в истории города!

     Несомненно, что общение с Р. Фольмером было для Анастасии Ивановны интересно и дорого в те нелёгкие для неё годы.

                                                                     О. Григорьева.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии